Равноправие и суды

Равенство граждан в правах означает, что закон одинаков для всех вне зависимости от социального статуса, уровня доходов, расы и вероиспевадния.
Независимость суда означает отсутствие какого-либо влияния со стороны государства или участников судебного процесса на решения суда.
Теоретически.
В реальности существует масса лазеек, позволяющих обойти эти принципы. Рассмотрим первый тезис об одинаковости всех перед законом.

Судебный процесс в большинстве современных государств подразумевает
наличие судей, сторон судебного процесса и посредников — юристов и адвокатов, задача которых сводится к юридическому оформлению позиции судящихся сторон для рассмотрения её судом. В зависимости от качества преподнесения этого оформления и правильности связи позиции стороны с законодательством, суд может принимать разные решения в пользу противоположных сторон.

Когда суть судебного конфликта однозначно трактуетя законами, когда не требуется сбор множества документов для обоснования позиции и когда объём финансовых затрат судящихся сторон достаточно мал, то роль и важность юристов, оформляющих дело, пренебрежимо мала и может быть даже оплачена государством.
Пример: вор на базаре украл курицу у торговки. Есть письменные показания нескольких свидетелей. Такое простое дело может быть легко рассмотрено и в суде Северной Кореи, и по законам шариата, сельской общины, бандитских понятий.

При соблюдении следующих условий, когда:

  1. дело можно рассматривать с позиции применения разных законов
  2. дело требует сбора и оформления множества документов, денежных затрат
  3. решение суда определит крупные материальные последствия для одной из сторон
  4. стороны судебного процесса имеют высокий социальный статус и материальное положение
  5. когда несовершенны сами законы

Когда действует одно из этих условий или все сразу, то решение суда начинает зависеть не от законов, а от квалификации посредников между ним и судящимися сторонами — юристов.

Далее примеры практического неравенства граждан перед законом из-за высокой важности качества обслуживающих юристов.

Пример для первого пункта: дело ЮКОСа. Его можно рассматривать с позиции законов европейской энергетической хартии, а можно с позиции законов, действовавших в РФ на момент продажи компании в 2004 году. Хотя с позиции совести требовать у государственного бюджета РФ деньги за то, что акционеры юкоса приватизировали политое кровью всей страны сырьевое наследие СССР по меньшей мере преступно. Однако европейский суд рассматривал это дело на полном серьёзе, потому что к делу подключились очень крутые юристы-международники.

Пример для второго пункта: легкое дтп. даже если в нём виноват какой-то один автомобилист, то время и деньги потраченные на оформление доказательства своей правоты не перекроют той материальной компенсации, которая может быть назначена судом. Значит, даже с правотой по закону, но без денег на юриста, берущего на себя волокиту, или личного времени, затраченного на доказательство истины, дело выиграть не получится.

Пример для третьего пункта: суды между наследниками за наследство. Чтобы получить квартиру за Х тысяч долларов, надо заплатить юристу У тысяч, которых у одной из сторон может и не оказаться, хотя прав на имущества она может иметь больше. И отделаться тут личными временными затратами не получится. Только деньги.

Четвёртый случай. Можно вспомнить известных итальянских мафиози вроде Аль Капоне, за которыми тянулся кровавый след с кучей свидетелей, но последние были запуганы, и адвокаты Капоне могли его выгородить, даже если его застукали с ножом рядом с трупом. Адвокаты до сих пор во многих развитых странах могут защищать мафию так, что к ней не может подкопаться суд, хотя окружающее общество всё понимает (Сицилия, Сашка-япончик и т.п.). На лицо — важность социального статуса и роль адвокатов…

Пятый случай. «Закон — что дышло». Законы отражают текущее моральное состояние общества и если оно несовершенно, то и законы несовершенны тоже. Например, история с Аланом Тюрингом, которого в середине 20ого века в Англии суд приговорил к изощрённым пыткам из-за сексуальной ориентации. Адвокаты бы помогли, но тут всё было по закону. В современном мире аналогом преследования людей за политическую позицию/вероисповедание/ориентацию я считаю патентные иски (особенно в США), которые будучи применены в современном цифровом мире по своей дремучести и дикости отвечают всем канонам Средневековья.

Из всего вышесказанного, следует вывод, что за исключением простых и однозначных дел, которые могут быть разрешены в рамках шариата или северокорейским судом, в современном мире существует огромная масса спорных дел, выигрыш в которых зависит от качества юридического обслуживания.

То есть правосудие в современном мире — это платная услуга. И её качество зависит напрямую от финансовых затрат стороны. Стоит ли говорить, что когда речь заходит о делах государственного масштаба и деньгах размерами в миллиарды долларов, то истина в разрешении вопроса отходит на второй план, а на первый выходят те, кто выставил больше всех высококвалифицированных юристов?

 

Теперь рассмотрим вопрос о достижимости независимости судов в условиях первоначального распределения капитала в российском обществе.

Что будет, если у Вас и найдутся деньги на адвоката? Тогда всё будет зависеть от независимости и квалификации самих судей. Даже если в законе написать, что государство и чиновники не имеют права оказывать давление на суд, то в дело вступят следующие факторы:

  1. давление может оказываться неофициально не «вертикалью власти», а окружающими судью чиновниками «по горизонтали власти», связанными неофициальной круговой ответственностью, которые могут быть незаинтересованы в независимом коллеге.
  2. давление на суд может оказываться самими сторонами дела, что часто бывало в России 90х годов, когда крутые бизнесмены взрывали тачки непокорных судей, особенно на периферии, где внимание прессы и общества не может защитить какого-то судью от очередного Цапка. сноска-отступление: существует конспирологическая теория, гласящая, что лоббирование идеи якобы «независимого суда» и европейских законодательных норм (интеграции) в России ставит целью отвязку решений судов на местах от указки высшей власти. Что с одной стороны избавит суд от давления олигархического полицейского государства, но также избавит местные суды и от «крышевания» этим государством, переведя его под давление местных национальных лидеров, «авторитетных» компаний, а также, что самое важное, под давление представляющих в России транснациональный капитал компаний, имеющих отличный юридический штат. Имея гарвардских юристов в компании по производству немецких холодильников, компания может не опасаться за судебные иски ни от экологов, ни от профсоюзов, ни от налоговой…
  3. сам суд может быть недостаточно грамотным, чтобы разобраться, особенно в сложном деле. очень смешно выглядят российские суды, где выпускница хамовнического колледжа для особо одарённых судей в тыбыдымском федеральном округе выносит решение об имущественных спорах крупной международной нефтяной компании или вводит в силу антиконституционный закон федерального значения, вроде блокировки сайтов, неугодных роскомнадзору.

То есть для независимого суда нужно много независимых, неподкупных, бессмертных и квалифицированных судей.

Есть ли решение у этих трансцендентных проблем? Даже и не знаю. Разве что запретить людям использовать наёмных юристов или сильно упростить судебный процесс до уровня военно-полевых судов. Всех судей и их семьи взять под защиту, что потребует огромных затрат.

Есть и другой путь: развивать благосостояние общества. Чем выше бедность и неравенство — тем выше несправедливость и зависимость судов. Для радикального решения проблем бедности и неравенства нужны методы частичного государственного планирования экономики, национализации элит, масштабной системной индустриализации экономики на современных технологиях без зависимости от иностранных инвестиций (которые и в нулевые годы были российскими деньгами, возвращающимися из оффшоров). Об этом читайте в разделе «методы решения экономических проблем».

Реклама

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: